Территория огня

Наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


http://www.arabist.net/storage/post-images/201029ldp001.jpg?__SQUARESPACE_CACHEVERSION=1279358181908
В последние несколько недель, одной из самых обсуждаемых тем в российских СМИ и блогосфере — стали две революции в Тунисе и Египте, положивших конец диктаторским режимам Бен Али и Мубарака, и очевидно, открывающих новую веху в истории не только этих государств, но и всего Ближнего Востока.
Последствия произошедших революций наверняка косвенно затронут и европейские страны, включая Россию. Не исключено, что дальнейшие события, которые будут разворачиваться в этом регионе — сильно повлияют на общую обстановку в мире и политический климат в отношениях между разными государствами, и шире — разными цивилизациями.

Все это время, пока либерально-демократическая общественность издавала визг восторгов по поводу случившихся революций, я упорно хранил молчание.
С самого начала, я крайне скептически отнесся к данным событиям, и со временем этот скепсис только нарастал.

Причины данного скепсиса — очень хорошо изложены в статью Юлии Латыниной, которая приведена выше. От обеих случившихся революций (особенно от египетской) — очень сильно попахивает исламистским душком.

Если в результате "победившей демократии" к власти придет ХАМАС и "Братья-мусульмане", то "демократия" очень быстро смениться исламизацией и диктатурой, которая будет гораздо хуже и опасней прежней. При чем, в отличии от предыдущей — опасной она будет уже далеко не только для египтян.
--------------------------------------------

Новое варварство?

Последние лет 50 только и разговоров о борьбе мусульманского мира с христианским.

А сколько исследований проведено. все произойдет в соответствии с иторическими законами — но не маркса-энгельса, а теми самыми, которые и привели к нашей цивилизации. Орды варваров сменятся на орды верующих, только это будут Великие Полумесячные походы.

Страны нового Полумесяца не производят ничего, кроме фруктов и овощей, они качают нефть, они выращивают опиум, они воруют технологии или зовут инвесторов. Они прекрасно знают, что ни на что не способны, но они знают о своем главном ресурса — миллионах и миллионах бездельников, которые легко манипулируются. Пример Газы и Ливана-Бейрута яркий и предельно понятный. Мелкие пакости в обмен на подачки и уступки, уступка сильного как слабость, вымогательство, подстрекательство — этому они прекрасно научились за 50 лет.



Проникновение боевиков в Египет, в Тунис, разжигание мирового огня революции, только теперь не коммунистической, а Полумесячной, принудительное обращение в веру или уничтожение, тотальный террор, борьба за ресурсы, борьба с перенаселением планеты.

Цивилизация должна объединиться против варварства, пока ее не разгромили поодиночке.
В этой новой геополитической реальности фразы типа «борьба с терроризмом» потеряют свой смысл, потому что придется бороться уже не с террористами, а с тоталитарными государствами, такими же фанатичными, как СССР в 1920-х годах. Государствами, для которых терроризм будет просто внешней политикой.

И я полагаю, что такое положение вещей в конечном итоге можно только приветствовать. Эти ребята хотят построить царство Аллаха на Земле? Ну-ну, пусть строят.

Либеральная демагогия, согласно которой государство не имеет права ликвидировать террориста без суда и следствия, — в значительной степени и ответственна за нынешнее унизительное и беспомощное положение Запада перед лицом фундаменталистской угрозы.

пока мы либералимся с кавказом и прочими мусульманами пытаясь делить их на хороших и плохих, решаем а правильно ли поступаем, пытаемся наказывать виновников и тераристов, мы забываем что для всех мусульман мы кафиры, и подлежим уничтожению либо обращению. по этому те муслимы которые взрывают себя в людных местах это верх пирамиды, лубой мусульманин оправдывает их и радуется числу погибших. история не показала ни одного действенного способа борьбы с идеологией (советской или исламской) кроме отделения и изоляции. вот тогда они увидят что их беды из за их внутреннеобщественного устройства

Исламский фундаментализм погубит себя сам, когда попробует перейти от теории к практике. Но этот процесс будет стоить миру слишком дорого

То, что сейчас происходит в Египте, возможно, знаменует собой новую главу мировой истории. Над Ближним Востоком с лязгом опускается новый железный занавес — ибо любая революция в Египте будет в конечном итоге: а) фундаменталистской революцией; б) приведет к целой череде фундаменталистских революций, сносящих традиционные ближневосточные диктатуры, и к образованию новой геополитической реальности, немногим менее страшной и напряженной, чем противостояние социализма и капитализма в XX веке.

В этой новой геополитической реальности фразы типа "борьбы с терроризмом" потеряют всякий смысл, потому что придется бороться уже не с террористами, а с тоталитарными государствами, такими же фанатичными как СССР в 1920-х годах. Государствами, для которых терроризм будет просто внешней политикой."

XX век был веком противостояния двух мировых систем. В этом веке тоталитарное государство под названием СССР, на гербе которого был изображен весь земной шар, готовилось к завоеванию всего мира. Оно называло это завоевание «освобождением» и обвиняло Запад в том, что это Запад хочет завоевать СССР. Это государство занималось экспортом революции и поддерживало любых террористов, готовых бороться против открытого общества.

В результате, однако, рухнул сам СССР. Те идеологические оковы, которые он наложил на собственную экономику и науку, оказались несовместимы с претензией на лидерство во всем мире.

Всякая идеология, для того чтобы умереть, должна стать государством. Марксисты 70 лет убивали Россию. Но Россия жива, а марксизм сдох. Фундаментализм может победить на Ближнем Востоке, но Ближний Восток выживет, а фундаментализм дискредитирует себя.

Это будет тяжелое противостояние, не менее тяжелое, чем противостояние СССР и открытого общества.

Запрет на банковскую деятельность и отрицание за женщиной элементарных человеческих прав, являющиеся интегральной частью исламского фундаментализма, не позволят фундаменталистскому Ближнему Востоку экономически или военно победить открытый мир. В результате главным орудием борьбы за победу их версии ислама во всем мире для этих государств станет терроризм.

Ближний Восток будет слабее СССР в военном отношении, но это будет скомпенсировано меньшей терпимостью нынешнего Запада к людским потерям. В любом случае нынешние представления об уровне приемлемых потерь придется пересмотреть. Либеральная демагогия, согласно которой государство: а) не имеет права допустить гибели ни одного своего гражданина в теракте; б) не имеет права ликвидировать террориста без суда и следствия, — в значительной степени и ответственна за нынешнее унизительное и беспомощное положение Запада перед лицом фундаменталистской угрозы.

В современном мире независимость многих слабых государств обеспечивается только общепринятыми международными условностями. Любая слабая страна, оказавшаяся вне зоны этих условностей, может стать легкой добычей. Фундаменталистские режимы, скорее всего, передерутся между собой, и не исключено, что их агрессия будет чаще направлена на арабских соседей и африканские страны, нежели на Запад.

Далеко не весь исламский мир станет фундаменталистским. Дубай и Турция (военные которой никогда не допустят прихода фундаменталистов к власти) будут для этого нового Ближнего Востока тем же, чем Тайвань был для Китая.

К тому же тоталитарное государство всегда уязвимее тоталитарной секты. Сейчас, например, исламские фундаменталисты почитают «великолепные девятнадцать», взорвавшие башни-близнецы 11 сентября, и одновременно утверждают, что башни-близнецы взорвали «крестоносцы и сионисты», чтобы иметь предлог напасть на Исламскую Республику Афганистан. Такие представления легко уживаются вместе в голове фанатика, но они плохо выглядят в школьном учебнике. Они возбуждают нежелательные вопросы в головах школьников.

Современный исламский фундаментализм держится на одной простой психологической уловке: «Мы — правоверные мусульмане, почему же эти проклятые кяфиры на Западе живут лучше нас? Это они мешают нам построить рай на Земле». Соответственно и погибнуть он, как всемирно-историческое явление, может только от одного: если рай на Земле попытаются построить. Точно таким же способом погиб марксизм.

Мы стоим на пороге нового мира.

В этом новом мире на Ближнем Востоке авторитарные режимы будут сменены тоталитарными, танкерам придется ходить вокруг мыса Горн, Западу — срочно искать другие источники энергии помимо нефти.

Это — цена, которую Ближнему Востоку придется заплатить за диктатуру правительств и косность населения, а Западу — за свою собственную гуманитарную бюрократию и беззаветную борьбу за защиту прав исламских фундаменталистов, которую на протяжении последних десяти лет вели западные НКО. Но пройдет время — и идея религиозного фундаментализма дискредитирует себя, так же как дискредитировали себя Освенцим и ГУЛАГ.








Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //