Мышление и язык хомячков из социальных сетей.


В социальных сетях ни у кого нет возраста. Саму соцсеть, может, и выбирают по возрасту, но внутри нее это уже не важно. Там, не зная человека, уже не понять, сколько ему лет. Даже если его знаешь, все равно про это забудешь. Но это не потому, что там все становятся виртуалами, на это у них ума бы не хватило. Это потому что там действует уже не сам юзер, а другое, вот такое унивозрастное существо, возникшее как-то даже само собой.

То есть сразу оно не возникнет. В соцсети надо обжиться, приняв ее правила. Тут тоже неясно, что первее: в структуре обживешься, когда уничтожишь свой возраст или наоборот? Скорее, второе — иначе было бы сложно, в такую ролевую игру большинство не сыграет.

Конечно, надо владеть локальным языком с присущими ему интонациями и т.п., причем все это там меняется. Скажем, когда-то (этих существ еще не было) употреблялось «имхо», а сейчас — нет, потому что реальная частность мнения для соцсетевого существа невозможна. Оно просто не для этого, этим существом, как собой, быть нельзя. Надо не так, чтобы всегда совпадать с общим мнением, но не совпадать с ним лишь в нюансах. И, конечно, общее мнение заведомо является тем, что существует для всех. Главное правило — отзываться на все подряд. Разумеется, тут уместна все та же великая картина про белок.


Но белки — это слишком искусство, их следует детализировать. Да, прижиться в сосцети возможно только через эмоции по любому поводу. Со всеми этими «читать всем!», «перепост!» и т.п. При этом, чем реакция сетевого существа очевиднее, тем это ему полезнее, чисто как элемент самопропитания.

Да, так о меняющейся моде на слова. Например, «преведы» сейчас укажут на существо, которое давно не в теме. Теперь другие ключевые слова, ну там «мимими», что ли. Тут интересно, что некоторые шаблоны уходят, но другие закрепляются и становятся важными для соцсети навсегда. Вот «срач». Или тема «А такое А» — ну, русские такие русские, девушки такие девушки и т.д. Пока это выглядит сезонным явлением, примерно как «киса куку» — уже почти забытая, как древняя Греция, увы. Но кажется, что у «А такое А» есть потенциал.



Интересно также, что «срач» из эмоционального высказывания анально-ориентированных юзеров оформился в жанр. Точнее, стал определением деятельности, присущей данному пространству — в деревнях пашут и сеют, в соцсетях производят срач. Слово даже потеряло свою эмоциональность, став термином. Конечно, тогда интересна связь с политтехнологиями, точнее — с существами, с ними связанными. Например, политтехнологический «наброс» — имевший смысл «наброса говна на вентилятор» особо не закрепился, но иногда употребляется. А вот «слив зачитан» вполне обиходен и чуть ли не входит в речевой этикет. Иными словами, словарь сетевых существ не существует изолированно. Все сложнее.

Вот «хомячки», которые из эпитета породили типового представителя сетевых существ. Причем, ведь никто же не помнит (скорее всего), что «хомяк» в Сети — слово давнее. Но сначала оно означало «хоумпейдж», частную страницу. Соцсети освободили массы от необходимости научиться программировать хотя бы свои хомяки, так что хомяками стали сами юзеры: средство сделалось обозначением. Какой-то тут новый маклюэн, не вполне еще отрефлексированный.

Это по форме бытования сетевого существа. Что до содержания, то с ним проще: раз уж для соцсетевого существа главное — постоянное производство оценок, то граница между формальной и содержательной частью для него размыта. Для него эмоции и являются сутью сообщения. Еще раз все тот же неведомый пока маклюэн.

Причем, эмоции равномерны, они уравнивают — например, если иметь в виду умственные способности — всех сетевых существ: в эмоциональной сфере качество не принципиально. В быту с этим люди разбираться научены, но тут другой вариант — он фактически нормативный, определяет саму отрасль.

Итак, чтобы соцсетевое существо равноправно существовало среди других с.-с.существ ему не надо предлагать новые оценки, привносить новые смыслы и даже сообщать о нетипичных событиях. Напротив, тематика его заявлений должна быть самой распространенной, мнения должны быть очевидными, — иначе он будет даже не отторгнут, а не замечен. Все это с.-с.сущство делает ровно для того, чтобы выжить. Чисто инстинктивно, как дышит.

Теперь о том, кем это существо является. Вообще, случай такого превращения известный. Например, когда человек, не имеющий навыков письма, вдруг решает сообщить о себе что-либо в литературной, по его мнению, форме. Ну, он не пишет слова, а ими как бы разговаривает. В случае с литературой ему станет невесело, а в соцсетях как раз все в порядке. Все личное отдается соцсетевому существу. У юзера были личный опыт, частная жизнь и даже возраст, возможно — даже образование. Но с.-с.существо, эмоционально тюкая по клавишам, сделает все это ничтожным. Да, это указывает на сомнительность умственных качеств и личного опыта юзера, но иначе бы он в эту историю и не полез.

Поэтому с.-с.существо не виртуально. Это тут кривой симбиоз. С.-с.существо живет за счет исходного юзера, паразитируя на нем. Как психотерапевтическое упражнение, это может быть даже полезно — каким бы человек по жизни ни был бирюком, в социальной сети он станет социальным. 80% его заявлений должны быть понятны всем, 20% остаются ему для личной жизни, создавая личного участия во все этом деле. Ну, или 85% и 15%. Или 90% и 10%. Конечно, когда юзер туда влез и стал существом, то надо все время крутить педали, отзываясь по любому поводу — иначе не выжить. Увы, юзер думает, что там ровно он сам, а не существо, в которого он превратился.

Кроме возраста в соц.сетях отсутствует и память — никто не помнит ничего чужого ниже 50-100 записей в ЖЖ и двух экранов фэйсбука. Ссылки на то, что такое-то существо писало тогда-то, нелепы, это с.-с.существо хочет думать, что оно было и вчера. А его не было, оно возникает заново с каждым новым высказыванием. По его ссылкам никто не пойдет, там уже ничего нет — потому что не в том дело, как и что было, а как здорово, что все мы здесь именно сегодня собрались. Это не упрек, смысл мероприятия и состоит в воспроизводстве себя в сетевой форме, в коллективе это проще сделать. Даже если речь о существах, смысла в которых нет — и не должно быть, потому что главное — чувства и задушевность. Хотя, откуда у этих созданий и то, и другое? Да, собственно, откуда бы и память, когда нет возраста?

Тут к существам никаких претензий — это реально не люди, сидящие за компьютерами, а вот такие существа, за которых сами люди и не отвечают вовсе. Но если эта машинка работает вот так, что следует из этой механики? Какие нравы безмозглой природы она открывает? Можно отстраненно сказать, что основным трендом поведения с.-с.существ является кривляние. Но только это уже тоже оценочно и эмоционально, какая тут отстраненность. Тут уж либо внутри, либо снаружи. Впрочем, интересно — это чисто российский случай или нет. Представляется, что именно российский, но не так и важно. Главное, что в России все это возникло и существует ровно в такой форме.

Интересны границы области (не все части соцсетей действуют по этой схеме), механика воздействия. Это, еще раз, не ролевые игры — потому что тут нет памяти, а как играть роль, ее не помня? Кроме того, этих 80% уже так много, что неясно — что могут изменить оставшиеся 20%? Впрочем, эти 20 индивидуальных процентов тоже должны быть банальны, чтобы стать понятными. А чем тогда внутри будет любое событие реальности? Но откуда там события, когда нет памяти? Они существуют ровно как повод для высказывания, то есть — это типа бульон для произрастания с.-с.существ.

Вообще, если все такое общее, то это уже просто ход времени. Но какой ход времени возможен, когда у самих существ возраста нет? Это интересно меняет представление о смерти существа: она безболезненная для сообщества в целом. Чисто гигиеническое вычеркивание, а записи отключившегося существа не нужны никому. То есть, там внутри наступила вечность. Ну, или их замуровали, какая разница. Главное — Дарвин был прав. Виды продолжают происходить, эволюция жива.





Наш Telegram @VerrDi для улыбок





Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //