Корельский Робинзон. 20 дней в зимнем лесу — 2

Наш Беломор Glamour @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


  
 
 Выставил налимьи жерлицы…

  

  А собачка нашла ещё одну бобровую хатку. Правда бобр к ней так и не вышел, а долбить лёд в поискх выхода для установки капкана я не стал. Опоздал так опоздал. Пусть зимует себе спокойно.

   

 Такая ясная погодка естественно принесла с собой и настоящие морозы. Никогда в ноябре такого не было… Всегда, когда заканчивал сезон, было не ниже 12-15 градусов, а тут сразу минус 18 стукнуло в самом начале сезона… Вот ведь причуды климата.

nbsp;   Собачка протестуя, что осталась без подстилки стала жаться к печке и гипнотизировать замёршую бутылку пива…

    

Теперь уже нужно было колоть не как прежде, четыре чурбачка дров на ночь, а шесть или даже семь. Дровяной склад занял половину полезной площади моего домика. А углы полиэтиленового жилища покрылись ледяной заиндевевшей коркой.

    

Сердце у меня доброе. И вот, потакая Чернухиным капризам, я запустил её на нары, поверх теплого спальника. Тем более, что у неё был День Рождения, и в честь такого великого праздника, я целый день позволил ей балдеть в тепле и угощал всякими вкусностями.

    

Замёрзнуть нам не позволила замечательная печка.
Вы только поглядите, как она раскалялась, в режиме активного горения!

    
Я уже стал всерьёз опасаться за пожароопасность. Шутка ли? Этакий раскаленный кубик у самых ног!

    
С
вои сапожки ПВХ, я от греха подальше повесил на гвоздик. Однако все равно не уберёг… Каблук незаметно всё же прислонился к трубе и поплавился маленько, но это не беда.

    

Зато праздничный ужин из гречки, да со шкварками, да с жаренным луком, после морозного дня был просто бесподобен!

    Отдельно, хочу сказать, что более всего в этой поездке я опасался именно пожара. Вот уж, если такое случится, то уж точно можно загнуться! От мороза у нас есть и одежда и дров неисчерпаемый запас и печка и много всего. А ежели всё погорит, то остаешься практически «безоружным», как будто голышом среди ночного морозного леса… Тут уж счёт твой оставшийся пойдёт буквально на часы… Даже думать было страшно об этом…

    И всё же маленького инцидента я не избежал. Как то раз, заготавливая дрова я не заметил как затлела подстилка под печкой. Потом появились первые язычки пламени… Выручила Чернушка!

    Сквозь рёв бензопилы я услышал странные звуки. Не лай, даже, а какое то «вякание» с подвыванием. Такие звуки она иногда издаёт, злиться на собственный хвост и играя хочет его достать. Я очень удивился, чего это она? Опасаясь, что она причуяла волков я бросил пилу и побежал на её голос. И вовремя. Пламя уже лизало весь высохший мох на полу, палатка была полна дыма, и выбежавшая у двери собачонка громко возмущалась, что ей не дают спокойно спать.

    Потом я стал прислушиваться повнимательнее к издаваемым ею похожим звукам и пару раз она предупреждала меня, что на печке подгорает жареный лук, пока я зачитался интересной книжкой и забыл про готовящийся ужин. Удивительно! Наверное, её не нравится запах горелого.

    Между тем, мороз что-то разыгрался не на шутку. Никогда в ноябре такого не было. Снег под ногой стал отчаянно скрипеть, деревья ночью без конца трещали. По приёмнику упорно передавали прогноз – минус 15-17 градусов, а столбик термометра непослушно полз всё ниже и ниже. Когда он дополз до минус 23 - у меня начались проблемы со стройкой.

    Я стал чаще бегать отогреваться к печке. Чтобы не тратить времени на приготовление обеда, но тем не менее поесть что ни будь горяченького, я делал себе печеную картошку на скорую руку. Отдаю рецепт за бесплатно!

    Берётся мороженая картофелина. Очисткой от кожуры, конечно же пренебрегаем. Картофелина рубится топором на толстые ломтики одинаковой толщины.

    Стряхиваем с раскаленной печки всякий мусор рукавицей и щедро её солим (печку) крупной солью. И на эту соль укладываем наши картофельные ломтики. Через минутку нужно перевернуть и вот изысканное мужское блюдо на скорую руку уже готово! Аромат и вкус как у обычной печёной картошки. Употреблять с куском сала и ржаным хлебом. Приятного аппетита!



    

Наконец, дошло дело до укрепления стенок ямы досками. Доски предстояло напилить из местного материала. Бензина у меня было маловато, и я решил распускать кряж не полностью, а раскалывать его клиньями. Вот, примерно так это выглядело:

    


Н
о, доски получались очень неровные. Иногда из сердцевины вырывались целые куски дерева, иногда волокна не разрывались и их приходилось отсекать топором. В общем, я пришел к выводу, что рвать ствол на тонкие доски не стоит. Если бревно, нужно распустить на 2-3 плахи, то можно и клиньями. Но это не экономично. Обычно бензопилой с одного кряжа получалось выпилить 5-6 досок и притом ровненьких.

    Одна беда – не хватит бензина и масла для верной пилы. Это я уже точно понял. И пришла мне в голову мысль воспользоваться, наконец, спутниковым телефоном.

    Уезжая, я обговорил с московским другом вариант, что может ему удастся приехать ко мне в гости, когда я достроюсь, и мы с ним порыбачим в последние денёчки отпуска. Но раз такое дело, то было бы хорошо, если бы он привёз с собой ещё и бензинчику запасец. Так и сделал. Позвонил Григорию и сказал, что пропадаю без топлива. И что все горючие жидкости у меня уже кончились, держусь из последних сил и срочно жду подкрепления. Верный товарищ побежал за билетом, а я побежал дожигать последнюю горючку и заготавливать доски.

    Делал я это следующим образом. Заклинивал бревно в импровизированном «станке» клиньями.

    

Размечал брёвнышко по возможности ровно.

   

 И распускал на доски, стараясь придерживаться этой разметки, теперь уже смело расходуя драгоценный бензин.

    

Дело потихоньку двигалось, и моя яма стала приобретать более приличный вид.

    
М
ороз крепчал. Всё меньше и меньше у меня оставалось времени на охоту. По капканам я уже ходил не каждый день и даже жерлицы перестал проверять.

    Докапывая яму, я поленился и не докопал всего-ничего, наверное пять копков лопатой. А теперь земля в этих местах промерзла и не давала ровно уложить брёвна венца. Я злился на себя, но поделать ничегошеньки не мог. Лопата просто отскакивала от промерзшего бугра, который мне нужно было обязательно срыть и сравнять. Мне бы ломик, или кирку, и я бы конечно в два счета с этим справился, но вот лом взять с собой из Москвы, как то не догадался. Портить топор, срубая замерзшую намертво землю, я даже и не думал. Дошло до того, что ещё чуть – чуть и кончик лопаты обломится. Делать нечего – пришлось разводить в этих не докопанных местах костры… Спилив смолистую верхушку у сваленной сушины, я разложил огонь и в течение часа грел кострами землю. Каково же было моё удивление когда, сдвинув угли, я смог отколупать всего только одну лопату оттаявшей земли! Моховая подстилка – хороший термоизолятор и не пропускает к земле тепло пока полностью не выгорит. Дошло до того, что я приставив к земле железнодорожный костыль колотил по нему камнем и отсекал от промерзшей глыбы маленькие кусочки.. как Данила-мастер. В общем, намаялся и в результате потратил почти целый день на то, что вчера бы смог сделать за три минуты.

    Но первые брёвна всё же уложил ровненько.

    
С
тал соединять их друг с другом «в замок».

    
П
олучилось примерно так.

    
Ц
елый день угробил на изготовление дверных косяков. Мне почему-то очень хотелось сделать их из одного сплошного куска дерева.

    
Я
  изощрялся весь день, выпиливая и выдалбливая фасонные детали. Можно было конечно всё сделать гораздо проще. Но, тогда мои осенние развлечения оказались бы смазанными и не полными. Как же тут было не заморочиться?

    
М
ороз всё усиливался. Наступил день, когда температура опустилась аж до минус 28 градусов! Вот уж ни думал, ни гадал, что придётся с таким катаклизмом столкнуться?

    Но душу мне грел скорый приезд моего товарища с могучей поддержкой. Душевной, духовной и соответственно продуктовой… если можно так выразиться.

    Меня то эти мысли грели, но вот стройматериал и инструмент от холода изменили свои свойства. Промороженное дерево стало твёрдым, а сталь хрупкой. Мой любимый топорик бесславно погиб, так и не успев оправдать мои надежды. Тонкое лезвие лопнуло при первом же ударе о мерзлую древесину, когда я собрался выбирать пазы.

    
Н
емецкий же, с его более мягким лезвием, выдержал.
Хотя и ему туго пришлось.

    
С отчаяния, я решил «актировать» день, объявил его нерабочим, и побежал проверять капканы.

    

Однако, передвигаться в сапогах из ПВХ по такому морозу было проблематично. И даже не из-за того что мерзли ноги. Ноги то как раз не сильно мерзли. Толстая войлочная стелька и пара бабушкиных шерстяных носков отлично справлялись с обереганием моего бренного тела – пока двигаешься – жить можно.

    Гораздо хуже было то, что сами сапоги замёрзли и стали невероятно жесткими! Мне и прежде случалось шастать в болотниках по холодам. Тут уж ничего не поделаешь. Тем кто ловит норку – часто приходится проваливаться по колено в воду у берега, ступать в незамерзшее под снегом болото, или просто в незамерзающий ручей.

    


Н
ичего удобнее болотников в такой мокроте я не знаю. Но, то были обычные старые добрые резиновые сапоги. А вот «болты» из ПВХ, мне пришлось пользовать первый раз на холоде, и они меня не порадовали. Они просто застыли, затвердели, приняв форму ноги, и не давали полноценно шагать и нормально сгибать ногу.

   

 
А
когда я снял один такой «испанский сапожок», что бы вытряхнуть попавший внутрь снег, то я полчаса потом пытался его одеть обратно! Не пускает ногу и всё тут. Я уж думал, что придется его за пазухой отогревать, что бы обратно на ногу напялить.

 

   Можете себе представить, сколько раз я вспоминал свои «призовые» супертёплые сапоги, выигранные на конкурсе Питерханта…

    Но мне их просто жалко было бы портить, постоянно окуная в воду и просушивая у такой опасной печки. Точно спалил бы такую хорошую и полезную вещь. Так что у них все испытания ещё впереди.

  

  Моя охотничья тропа, наконец, стала приносить первые результаты.

    

А несчастный сапог, как оказалось треснул от мороза, не выдержав предложенного ему темпа ходьбы. Пришлось браться за шило с дратвой и ремонтировать, стянув зигзагом образовавшуюся щель.

    

На следующий день должен уже приехать напарник, и я вышел ему навстречу, предвкушая радостные события. Где же ты, Гриша?

 

   А вот и спасательная экспедиция. Ура! В 6 км от моего пристанища мы встретились!

    

Добрели домой и тут же, конечно, стали раздаваться приветственные речи и доставаться подарки.

  

  Праздничный ужин из каши со шкварками.

    

И даже на десерт с огромной шоколадкой!

   

 На следующее утро и работа сразу стала спориться

    

Вдвоём то мы эту стройку быстро закончим.

    

А вечерами, занимались каждый своим делом. Я оттаивал добычу и занимался охотничьими делами.

   

 Напарник пропадал на льду, за ночным блеснением налима.

   

 Правда блеснить было рановато и затея себя не оправдала. Но зато дневной улов окуней был успешен, да и жерлицы настороженные живцами заработали. Поэтому рыбой мы тоже обделены не были.

    

А налим под майонезом – вообще божественное кушание.

    
П
осле сытного ужина, я заваливался с книжечкой в руках.

    
А
Григорий фотографировал из домика удивительные виды. Например, вот такое оригинальное северное сияние.

    
Шутка, конечно. Возникла идея сфотографировать снегопад в свете подствольного фонаря Fenix. Вот что получилось.

    
А
в режиме стробоскопа снегопад выглядел вот так.

    
В
конечном счёте землянку мы закончили в предпоследний день, перед самым отъездом. Именно такую конструкцию я задумал проверить на этот раз.

    

Накрыли её крышу полиэтиленом от разобранного «аквариума», занесли все оставшиеся вещи внутрь и оставили сохнуть до весны.
Потом можно будет навесить дверь, законопатить щели и заложить купол моховой дерниной.

    Вот так вот и прошел мой 20-дневный отпуск. Прожитый под светом звезды, по имени Солнце.
 

 Виктор







Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //